Багровый остров
Михаил Булгаков
генеральная репетиция пьесы гражданина Жюля Верна
сцена из спектакля "Багровый остров"
 
Фёдор Золотухин в роли Фарра-Тете,
Виктор Шлык в роли Кай-Кума
 


Программка

Все исполнители


Геннадий Панфилович
директор театра, он же лорд Эдвард Гленарван, он же
Николай Кучев
Василий Артурович Дымогарецкий
он же Жюль Верн, он же Кири-Куки - проходимец при дворе, он же
Геннадий Лысенко
Метелкин Никанор
помощник режиссёра, он же слуга Паспарту, он же ставит самовар Геннадию Панфиловичу, он же говорящий попугай, он же
Юрий Майнагашев
Жак Паганель
член географического общества, он же
Юрий Нестеров
Виктор Нагдасев
Лидия Иванна
она же леди Гленарван, она же
Людмила Богаченко
Людмила Сафонова
Гаттерас
капитан, он же
Бетси
горничная леди Гленарван, она же
Сизи-Бузи Второй
белый арап, повелитель острова, он же
Юрий Антонеев
Ликки-Тикки
полководец, белый арап, он же
Тохонга
арап из гвардии, он же
Кай-Кум
первый положительный туземец, он же
Виктор Шлык
Фарра-Тете
второй положительный туземец, он же
Савва Лукич
он же
Евгений Воробьёв
Первый туземец
он же
Гаврил Коков
Второй туземец
он же
Сергей Чепашев
Третий туземец
он же
Геннадий Чаптыков
Ликуй Исаич
дирижёр, он же
Сергей Болдырев
Александр Яськов

О спектакле

Режиссёр-постановщик
Сергей Болдырев
Сценография
Александр Плинт
Художник по костюмам
Марина Анохина
Музыкальное оформление
Геннадий Лысенко
Возрастной рейтинг    
16+
Продолжительность 2 часа 40 минут с одинм антрактом
"...Я не шёпотом в углу выражал эти мысли. Я заключил их в драматургический памфлет и поставил этот памфлет на сцене. Советская пресса, заступаясь за Главрепертком, написала, что "Багровый остров" - пасквиль на революцию. Это несерьёзный лепет. Пасквиля на революцию в пьесе нет по многим причинам, из которых, за недостатком места, я укажу одну: пасквиль на революцию, вследствие чрезвычайной грандиозности её, написать НЕВОЗМОЖНО. Памфлет не есть пасквиль, а Главрепертком - не революция... Борьба с цензурой, какая бы она ни была и при какой власти она не существовала, мой писательский долг, так же, как и призыв к свободе печати. Я горячий поклонник этой свободы и полагаю, что, если кто-нибудь из писателей задумал бы доказывать, что она ему не нужна, он уподобился бы рыбе, публично утверждающей, что ей не нужна вода. 
Вот одна из черт моего творчества..."
(М. БУЛГАКОВ. Из письма Правительству СССР 28 марта 1930 г.)

"...Я не шёпотом в углу выражал эти мысли. Я заключил их в драматургический памфлет и поставил этот памфлет на сцене. Советская пресса, заступаясь за Главрепертком, написала, что "Багровый остров" - пасквиль на революцию. Это несерьёзный лепет. Пасквиля на революцию в пьесе нет по многим причинам, из которых, за недостатком места, я укажу одну: пасквиль на революцию, вследствие чрезвычайной грандиозности её, написать НЕВОЗМОЖНО. Памфлет не есть пасквиль, а Главрепертком - не революция... Борьба с цензурой, какая бы она ни была и при какой власти она не существовала, мой писательский долг, так же, как и призыв к свободе печати. Я горячий поклонник этой свободы и полагаю, что, если кто-нибудь из писателей задумал бы доказывать, что она ему не нужна, он уподобился бы рыбе, публично утверждающей, что ей не нужна вода. 
Вот одна из черт моего творчества..."
(М. БУЛГАКОВ. Из письма Правительству СССР 28 марта 1930 г.)